На минувшей неделе, 24 мая, в книжном клубе «Петровский» прошла лекция режиссера, директора института современного искусства «База» Светланы Басковой «Независимое кино с 90-х до наших дней». Встреча состоялась в рамках образовательного проекта «Школа для художников» Воронежского центра современного искусства. Светлана рассказала о феномене независимого российского кино, о своих фильмах, фестивалях, о знакомстве с авангардными российскими личностями, и о творцах, которые продвигают свои эстетические находки через нонконформистские фильмы, арт-объекты и даже институции. Корреспондент «Умбра Медиа» собрала пять киноисторий, которыми на встрече поделилась Светлана Баскова. 1. Это был 1997 год – маленькие кассетки. Я тогда начала заниматься видео, кино это еще не называлось. Кино считалось только то, что было снято на кинопленку. Был Super VHS, на который позже я стала снимать все фильмы. Сейчас это звучит странно, но тогда видео было радикальным по отношению к кино: различия чувствовались во всем. Как записи на видео, потом на цифру стали фильмами? Кроме тогдашних международных экспериментов, сыграл в эту пользу фестиваль «Киношок» в Анапе. Туда приезжали люди из разных республик. Там появился Сергей Землянухин (программный директор фестиваля ), который сделал программу «Кино без кинопленки». Это было радикальное явление, которое обозначило, что видео приближается к формату кино. Тогда были отдельное жюри, отдельный конкурс. Мы показали там мой фильм «Пять бутылок водки», и мне даже дали второй приз. Землянухин был прогрессивным человеком, который тонко и почти незаметно перевернул отношение к кино. 2. Другой прогрессивный фестиваль – фестиваль «ДебоширФильм – Чистые грезы» актера и режиссера Александра Баширова в клубе «Спартак». Он проходил в Петербурге в конце 90-х – начале 2000-х, 7 ноября, как раз во время празднования Дня революции. Арт-директором фестиваля был Миша Трофименков – интеллектуал, который писал книги и качественные рецензии на фильмы. В 2016 году он сделал интересный проект «История русского кино в 50 фильмах» в кинотеатре «Пионер», где в течение года представлял фильмы советских режиссеров, которые никто никогда не видел. На «ДебоширФильме» был куб, наполненный водкой. И был у него краник. Энергетика и эстетика питья была радикальной, но мозги не расплавлялись. Был круглый стол, где постоянно что-то обсуждалось – создавалась среда, которой не было на других фестивалях.
Режиссер Светлана Баскова

Режиссер Светлана Баскова

Первый раз публично фильм «Зеленый слоник» мы показывали именно там, у Баширова. Мы приехали в «Спартак» – все было необычно: типовое советское здание с колоннами, с портиком и фильмы на экране. На наш фильм пришло немного людей. Но что интересно: тогда Баширов дружил с финскими режиссерами и должен был привезти новое кино Аки Каурисмяки, но увидел наш фильм и вместо Каурисмяки поставил «Зеленого слоника». Бедный финский режиссер ничего об этом не знал, ему не успели сообщить, и, конечно, он сильно обиделся и полез с Башировым драться; но в итоге они выпили, нашли общий язык и, наверное, его фильм показали позже. На показе «Зеленого слоника» было человек семь, но на следующий день оказалось, что все видели фильм – как это произошло, не знаю! Это кино стало событием фестиваля. 3. Был фестиваль «Стык», который организовали художник-акционист и режиссер Олег Мавроматти и продюсер Сергей Сальников. Это была важная институция. Она появилась, когда Мавроматти снимал «Тайную эстетику марсианских шпионов» в 1997 году. А вот когда Мавроматти сделал перформанс «Я не сын Бога», после которого его обвинили в оскорблении чувств верующих, у него провели обыск, и ему пришлось эмигрировать, поэтому из дома пропали все кассеты, остались только у друзей какие-то копии. Жаль, что интересный материал утерян. У Олега во время создания фильма был безумный компьютер по тем временам, он сам делал невероятный монтаж: вырезал какие-то слова, разбивал их на слоги, вставлял текст в кадр, так чтобы получалось нечленораздельно. То есть полная деконструкция – все распадалось на части. Зрители говорили, что при просмотре у них начинало физически болеть тело: было невыносимо смотреть. На фестиваль Мавроматти и Сальников брали фильмы, которые никто никуда бы не взял, – они провоцировали нас заниматься таким кино. 4. Фестиваль «Сине Фантом» в Москве тоже повлиял на кино начала 2000-х. «Сине Фантом» – это еще и клуб, специализирующийся на независимом русском кино (как художественном, так и документальном), где выпускали газету, рефлексировали на тему искусства. Каждую среду в «Фитиле» устраивали показы. По окончании просмотра – обязательная беседа с авторами, киноведами, продюсерами или кураторами. Его участники вышли из команды режиссера Бориса Юхананова (сейчас является художественным руководителем Электротеатра Станиславский – «УМ») и братьев Алейниковых (творческий псевдоним режиссеров Игоря и Глеба Алейниковых – «УМ»). У них раз в неделю, по средам, проходили кинопоказы в Музее кино, директором которого был историк и киновед Наум Клейман. Наши фильмы «Кокки – бегущий доктор» и «Зеленый слоник» показывали в одну из сред клуба «Сине Фантом». Это был 98-й год – безумный интерес к неформальному кино: зал с показом «Кокки…» был полностью забит, даже на сцене лежали люди, головой к залу, чтобы была хоть какая-то возможность смотреть на экран. Музей кино со временем выселили, все это загнулось. Показы уже устраивались в кинотеатре «Фитиль», там делали мини-фестивали с короткометражками. Были трогательные моменты: на показы приезжал молодой режиссер вместе с продюсером, который оказывался просто владельцем ларька, решившим дать творцам восемь тысяч рублей. 5. Все помогали друг другу бесплатно, государство денег не выделяло. Помощь была братская; например, нам помогал кинокритик Андрей Плахов: он организовал нам поездку в Роттердам на фестиваль, чтобы показать там альтернативное российское кино. Таких фильмов в России было мало: мы смогли собрать «Тайную эстетику марсианских шпионов» Олега Мавроматти, моего «Зеленого слоника», фильмы группы «Жители» из комьюнити «Радек». Они показывали перформативные работы, переодевались в разных персонажей: художник Петя Быстров одевался в старика в обшарпанном пальто (таких было, правда, много на улицах) и подсаживался к бабушке разговаривать; она чувствовала странности, но не сразу понимала, что не так. Однажды из всех этих переодеваний вышел перформанс: одного одели в священника и отправили в магазин. Там он набрал самые дорогие продукты – коньяк французский, колбасу – положил все в сумку и вышел из супермаркета. Его никто не остановил. Клерикализм тогда достиг в нашей стране апогея. А все, что творили ребята, – было уже современным искусством, которое мне ближе всего. Светлана Баскова – автор фильмов «Кокки – бегущий доктор», «Пять бутылок водки», «Голова», «За Маркса…» и других. Однако наибольшую известность ей принесла картина «Зеленый слоник», в котором снялся актер, художник и акционист Пахом. При всей простоте локации и игре актеров, которая наполовину строилась на импровизации, наполовину на сценарии, фильм стал апофеозом российского андеграунда 90-х. Возможно потому, что говорил о теме Чечни нестандартным способом, возможно потому, что разрушает все границы разумного и морального. На «Зеленого слоника» появились пародии и мемы. Режиссер призналась, что сама не понимает причину популярности «Зеленого слоника», да и о самом фильме на встрече она говорила мало. Зато в финале беседы Светлана порекомендовала фильмы, которые стоит посмотреть тем, кто интересуется независимым кино. В ТЕМУ Подборка актуальных фильмов от Светланы Басковой «Прорубь» Андрея Сильвестрова. Сюжет фильма вертится вокруг проруби как объединяющего начала верующих, спортсменов, моржей, звёзд, олигархов, полицейских… Символизация телевидения, в которое ныряет почти вся Россия. Одна из центральных историй о том, как безработный москвич спускается в прорубь за женой, точно как Садко. «Обезьяна, страус и могила» Олега Мавроматти. Герой фильма — видеоблогер с особенностями психического развития, который проживает в зоне боевых действий. Его рассказ начинается с истории о том, как однажды его похитили инопланетяне. Фильм рассказывает об уродстве войны и губительности философии милитаризма. Мавроматти создает метафору современной России и переворота в Украине. «Теснота» Кантемира Балагова. Ученик Александра Сокурова снял фильм о субэтнической группе евреев. Действие картины развивается в Нальчике в 1998 году. Илана – девушка из хорошей семьи, которая всё делает наоборот: перечит матери, спорит с отцом, чинит машины в автомастерской, встречается с парнем, который не нравится её родителям. Однажды вечером вся большая семья с друзьями собралась отпраздновать помолвку её младшего брата Давида. Позже ночью молодую пару похитили, прислав требование выкупа. В этом сплоченном еврейском местечке никто не пойдёт в милицию, но как найти деньги для спасения Давида и его невесты? Илана и её родители, каждый по-своему, пойдут для достижения этой цели на любые жертвы. В 2017 году фильм «Теснота» получил Гран-при на фестивале «Зеркало» имени Андрея Тарковского, а на Кинотавре приз за «Лучший дебют».  «Назидание» Бориса Юхананова и Александра Шейна. Главные герои – Зинедин Зидан и Марко Матерацци. В финальном матче Чемпионата мира 2006 года между сборными Франции и Италии Зидан по непонятным причинам уже в дополнительное время с разбега нанес удар головой в грудь Матерацци. Зидана удалили. В результате сборная Франции проиграла матч по пенальти. На вопрос – почему это произошло, ответа не было. Досконально изучив жизнь участников эпизода, авторы фильма представляют Чемпионат мира 2006 в виде спектакля, «поставленного Творцом». Фильм сделан с фрагментами мультипликации.  «Союз писателей» Татьяны Баженовой. Художественный полнометражный фильм, рассказывающий о небольшой литературной тусовке. Среди героев выделяется Федор Достоевский, шизофреник и приверженец традиций постмодернистской, концептуальной поэзии. Второй сквозной персонаж – Олег, тоже писатель, но прозаик, пишущий книгу, сюжет которой никто не знает.  «Добрый вечер» Федора Константиновича. Действие черной комедии разворачивается в придорожном мотеле, в котором одновременно оказываются монашка, девушка легкого поведения, неудачливый писатель и бандит. Встреча этих людей навсегда перевернет их жизни. Четыре ироничные новеллы с одинаковым сюжетом для тех, кто любит загадки.  «Жить» Василия Сигарева. В основе сюжета три параллельные истории, герои которых сталкиваются с тяжелейшим испытанием – потерей близких людей. Маленький мальчик теряет отца, молодая девушка – любимого человека, а у женщины средних лет погибают две дочери-двойняшки. В каждой истории свой финал, каждый выбирает сам, как жить дальше. «Donkey Hot» Дениса Виленкина и Антона Фомочкина. В своей короткометражке молодые режиссеры показывают сатирическую интерпретацию романа Сервантеса. Это страшное кино, но совсем не фильм ужасов. Мертвые оживают и живут по тем же правилам, что и живые. Празднование победы в России в воплощении “Бессмертного полка” в настоящее время – это как раз реализация идеи режиссеров. Фото: Александр Китаев