Сейчас в фонде музея им. И. Н. Крамского хранится более 20 тысяч различных предметов искусства. Но могло бы быть на 1232 произведения больше. Именно столько экспонатов музея не успели эвакуировать во время Великой Отечественной войны, а после оккупации правой части Воронежа немецко-фашистскими захватчиками они бесследно исчезли. Среди утерянных произведений были картины Казимира Малевича, Александра Родченко, Василия Кандинского, Михаила Ларионова, Василия Верещагина и другие. Пропали старинные иконы, несколько древних египетских артефактов, большое количество скульптур, изделия из фарфора. Портал «Умбра Медиа» вспоминает, как главный художественный музей Воронежа пережил годы Великой Отечественной войны.

Исчезли без следа Воронежский областной художественный музей им. И. Н. Крамского под своим современным названием существует с 1984 года. Ранее он назывался Музеем изобразительных искусств, который был основан в 1933 году из слияния художественных коллекций бывшего Губернского музея и Музея древностей и изящных искусств ВГУ (именно там хранилась древнеегипетская коллекция, являющаяся третьей по своему значению в России после собраний Пушкинского музея и Эрмитажа).
Монтаж экспозиции, 1930-е годы

Монтаж экспозиции, 1930-е годы

До войны часть художественной коллекции Музея изобразительных искусств находилась в Доме губернатора на проспекте Революции, 22. А в здании современного музея им. И. Н. Крамского на проспекте Революции, 18 располагался с 1911 года Губернский музей. Его коллекция в 1920-е годы пополнилась произведениями современной живописи, которую сейчас относят к русскому авангарду. Это работы Михаила Ларионова и Натальи Гончаровой, которые были приобретены музеем из Московского фонда изобразительных искусств. Из Воронежского художественного техникума были переданы беспредметные композиции Кандинского, Малевича, Родченко и других художников. Огромный ущерб коллекции музея был нанесён во время Великой Отечественной войны. Когда линия фронта стала приближаться к Воронежу, город перешёл на военное положение. Осенью 1941 года началась эвакуация предприятий и различных учреждений культуры. В октябре очередь дошла до Музея изобразительных искусств, собрание которого должны были переправить в Омск. Эвакуация прошла с большими трудностями. Сотрудники музея для транспортировки коллекции запросили пять вагонов, но было предоставлено всего два. Местные власти более 1230 единиц хранения признали «экспонатами второстепенного характера». Среди них и оказались русский авангард, который сейчас ценится во всём мире, около трехсот икон XVI-XVIII веков (сейчас в музее хранится одна икона XVI века) и другие экспонаты. Их должны были эвакуировать во втором эшелоне, но его так и не дождались… Не вывезенные произведения оказались в оккупированном в июле 1942 года правой части Воронежа. Оккупация города длилась 212 дней – с 7 июля 1942 по 25 января 1943 года.
Проспект Революции был практически полностью разрушен

Проспект Революции был практически полностью разрушен

Что произошло с оставшимися в городе произведениями искусства – до сих пор большая загадка. Сохранилась докладная записка коменданта, что после того, как в Музей изобразительных искусств в Доме губернатора попала бомба, там начался пожар. Но при этом само здание уцелело, а значит могли сохраниться какие-то картины. Однако ни одного произведения до сих пор обнаружить так и не удалось.
Так выглядел Дом губернатора после освобождения Воронежа

Так выглядел Дом губернатора после освобождения Воронежа

- Ясного представления о том, что сгорело при бомбежках Воронежа, что было украдено и вывезено фашистами, нет, так как документальные свидетельства не обнаружены, но потери велики – собрание икон, скульптура, фарфор, коллекция довоенных плакатов. Утрачена живопись 20-30-х годов XX века. Уничтожен целый пласт, отражавший историю художественной жизни Воронежа конца XIX – 30-х годов XX века, - пишет главный хранитель музея им. И. Н. Крамского Елена Пшеницына в сводном каталоге культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны. «Кому нужен музей в этом почти полностью уничтоженном городе» В октябре 1945 года музей вернулся в Воронеж. Один из его сотрудников Леонид Митрофанович Афанасьев вспоминал: «Со станции я ехал в последнем грузовике, перевозившем наши экспонаты в город. Наступила ночь. Еле узнал я проспект, на котором громоздились остовы разрушенных, обгоревших зданий. Будто из огромных черных глазниц смотрит из развалин черный мрак. Было жутко, думал с грустью о том, как восстановится музей, да и нужен ли он кому-нибудь сейчас в этом почти полностью уничтоженном городе».
Сотрудник музея Леонид Митрофанович Афанасьев участвовал в эвакуации коллекции

Сотрудник музея Леонид Митрофанович Афанасьев участвовал в эвакуации коллекции

7 ноября 1945 года музей вновь открыл свои залы для посетителей на проспекте Революции, 18. А в 1952-1953 годах это историческое здание, построенное в 1777–1779 годах в стиле барокко, было полностью восстановлено. Историческая внутренняя планировочная структура сохранилась до настоящего времени. В 1984 году к тыльной стороне северного ризалита был пристроен выставочный зал.
Здание музея им. И. Н. Крамского (пр-т Революции, 18) тоже сильно пострадало

Здание музея им. И. Н. Крамского (пр-т Революции, 18) тоже сильно пострадало

В архиве музея сохранился документ – «Список экспонатов Воронежского музея изобразительных искусств, погибших при немецкой оккупации в 1942 году». С него и началась кропотливая работа над составлением каталога утраченных произведений. Общее количество погибших экспонатов при более точном подсчете составило 1394 предмета.
Так выглядел музе им. И. Н. Крамского в 1950-е годы

Так выглядел музе им. И. Н. Крамского в 1950-е годы

К сожалению, сейчас только по сохранившимся описаниям произведений искусства можно представить, какими они были. Например, в коллекции музея была абстрактная работа Казимира Малевича, которая выглядела следующим образом: «На белом фоне по диагонали написан желтый прямоугольник, рядом с ним по направлению к правому верхнему углу помещен темно-зеленый прямоугольник меньшего размера, по направлению к левому нижнему углу написана синяя прямоугольная полоса, далее – короткая широкая и другая – более длинная и узкая». Или был такой пейзаж Роберта Фалька: «На переднем плане – лужайка. От правого угла вглубь уходит низкая изгородь и за ней – ряд тонких кипарисов. На заднем плане – горы, у их подножия группы домиков. Небо синее с лиловой полосой. Подпись в правом нижнем углу черной краской «Фалькъ». Всего на территории России от рук оккупантов пострадало 173 музея (по данным Государственной комиссии по реституции культурных ценностей), из них десятки были стерты с лица земли. Вывоз российских ценностей немецко-фашистскими захватчиками был организован продуманно и масштабно. В условиях войны не жалели средств и рабочей силы для вывоза конфискованных ценностей в рейх, чтобы их там надежно спрятать. Прятались произведения искусства в спецхранилищах, шахтах, в имениях нацистов. А то, что не попадало под эстетический вкус нацистских главарей, уничтожалось… Сотрудники музея им. И. Н. Крамского постарались составить максимально полный список пропавших культурных ценностей и не теряют надежды, что что-то из этих предметов, возможно, будет обнаружено в других музейных собраниях. Подобные прецеденты уже были. Например, из США в Русский музей была возвращена картина Ореста Кипренского «Портрет Петра Басина», из Польши в Гатчинский дворец – акварель XVII века «Вид Монрепо». 800px-223._Воронеж._Революции_пр._18._Музей_им._И.Н.Крамского._1800-е_гг.