На этой неделе, 12 сентября, в галерее Камерного театра открылась выставка «ночь работает во мне» художника Кирилла Савельева. Несколько лет он занимается фотографией и уже завоевал определенное признание в современном искусстве. Кирилл учится в Московской школе мультимедиа и фотографии имени Родченко в мастерской Валерия Нистратова на курсе «Документальная фотография». В этом году Кирилл участвовал от воронежскую галереи Х. Л.А.М. на ярмарке современного искусства Cosmoscow 2017. Впервые галерея представляла современную авторскую фотографию. И это смело, так как покупать авторские снимки в России пока не так принято, как например, живопись или скульптуру. В интервью «Умбра Медиа» Кирилл рассказал об учебе в Школе Родченко, наблюдениями за жизнью кошек и собак и о неправильном построении карьеры художника.

«В Подмосковье жил без горячей воды и холодильника»

Кирилл фотографирует повседневность, подчеркивая самые простые и в тоже время абсурдные моменты жизни. Он редко снимает людей, чаще это животные, а ещё чаще — предметы или обрывки пейзажей. Его способ фотографирования напоминает застенчивое подглядывание, он как будто застает объекты врасплох, нелепыми и в тоже время такими, какие они есть. Эти осколки реальности создают настроение случайности, бедности, пустоты и одновременно безумия и фатальности бытия. Также Савельев известен как автор породистого полнометражного арт-хауса «Гомункул». В фильме снялись легендарные Аркадий Давидович и Константин Ступин, а также музыканты группы «Головогрудь». Сейчас Кирилл вместе с Романом Дмитриевым работают над новым кинематографическим шедевром « Голем».

2hoN_G6C8bM

-Кирилл, когда ты начал фотографировать и о чём?

— В 16 лет на цифровую мыльницу. Фиксировал потертости, абстрактные фактуры. Потом медленно стали появляться звери, людские силуэты, родственники, тени.

— У тебя есть художественное образование?

— Детская художественная школа за плечами. И всё. А вообще основное образование получил в ВГУ. Сначала я учился в медучилище на зубного техника, а потом мне захотелось чего-то более «творческого». Но журфак оказался не таким уж творческим местом. Если говорить про очаги художественного воспитания – то это прежде всего литература и кино. Даниил Хармс, Марсель Пруст, Андрей Платонов и другие – это повлияло с одной стороны. Советского кино 20х-50х годов – с другой. Этим опытом горжусь. Раннее советское кино — одна из немногих вещей в жизни, в которой я разбираюсь хорошо.

21741482_1597210716995855_1153020787_n

-Почему пошёл учиться в Школу Родченко?

— Пошел в школу Родченко отчасти оттого что почувствовал в себе зарождение некоего внутреннего застоя и окостенелости. А еще Школа дает бесплатное и очень серьезное образование. Первые полтора года жил в городе Дзержинском в Подмосковье. В квартире на минус первом этаже. Там не имелось холодильника, горячей воды, стиральной машины, ванны и прочих благ. Но с другой стороны это послужило в какой-то степени неплохой базой для тренировки терпения организма. Потом переехал в сталинский дом у метро Алексеевская на 14 этаж. С окнами, выходящими на В.Д.Н.Х.. Последние полгода там жил.

21744611_1597208060329454_53228842_n

— Кем работал?

— По-разному. Были периоды, когда не работал – жил на 9-10 тысяч рублей в месяц. Даже покинуть город, съездить в Москву не было возможности. Зато занимался искусством. Постоянного и определённого средства заработка не имею. Каждый раз используются довольно экзотические приемы. Впрочем, это касается жизни в целом. Можно сказать что, я никогда не «работал», в классическом понимании этого слова – трудовая книжка и прочее. Фотографией я не зарабатываю. Только на  Csmosсow продажи были.

«Коллективы – это не про меня»

— Где ты берёшь силы и вдохновение?

— Вообще мне кажется, что я живу как бы за счет энергии распада моей личности. Что касается вдохновения – то это, скорее всего, тревога, подавленность и страх.

Кирилл Савельев

Кирилл Савельев

— Кто ещё с тобой учился в Школе Родченко?

— Лично мне импонирует художница-феминистка Полина Музыка (на своей последней выставке в Москве Полина напоила посетителей якобы своей менструальной кровью, после скандала говорила, что не хочет раскрывать, были ли кровь в вине на фуршете или нет – «У. М.»). Она учится со мной в параллели на курсе «Фотография, живопись, скульптура». Да, Полина делает то, чего не хватает в современной арт-среде. Кто-то должен это делать, но никто не делает. А Полина – тот человек, который взял этот груз на себя.

21741552_1597236486993278_1443898550_n

— А как ты относишься к художникам так называемой «воронежской волны»? Общаешься с ними?

— Я знаю, как кто выглядит, как кого зовут, я всех их уважаю, но нельзя сказать, что я «тусуюсь» с ними. Вообще коллективы – это не про меня. Я мало с кем общаюсь и тут и в Москве. Во всяком случае, на данном этапе жизни.

— Расскажи про своего мастера в Школе Родченко Валерия Нистратова. Почему ты решил поступать именно к нему?

— Так получилось. Сначала к Кириллу Преображенскому поступил на видео-арт, но потом вдруг я почувствовал, что «видео-арт» – это слишком современное искусство. Да и вообще на тот момент я слабо представлял, что собственно это такое. Поэтому в последний момент я перевёлся к Нистратову, так как он единственный, кто в тот год набирал курс «Фотография». Мне казалось, что это более «классическое» и понятное для меня искусство.

21744562_1597207966996130_1643285874_n

— Чем вы занимались на курсе? Как проходили занятия?

— Занятия с мастером проходили в такой форме: встречались раз в неделю, обсуждали работы, идеи, черновики. Раз в триместр даётся тема для основной работы и небольшие задания на протяжении всего года. Темы разные, например, первым заданием было интерпретировать слово «выбор» в медиуме фотографии. Хотя если кто-то пользовался другими инструментами (например, видео, инсталляция), это сильно не возбранялось. Также были теоретические лекции по истории фотографии. Остальные дни недели – занятия с другими преподавателями. Технические и теоретические дисциплины. Учат думать и работать со смыслами. Теперь предстоит подготовить дипломную работу.

FXrw5oR4g20

— Ты фотографировал на плёнку? Что об этом думает ваш мастер: стоит ли в XXI веке её использовать?

-Я никогда не фотографировал на плёнку, потому что для меня это слишком дорого. Валерий считает, что, по большому счету, имеет смысл снимать лишь на слайды, так как это технически обоснованно: можно напечатать снимок в хорошем качестве. Это и является единственным техническим оправданием выбора аналоговых технологий в настоящее время. Плёнка, на мой взгляд – эта такая эстетизация прошлого … Это как в XXI веке любить запах бумажной книги. Это приятно, но не более того.У меня есть электронная книга. Я с удовольствием её читаю и мне нравится её запах.

w_q1ev_8Rv0

— Какие фотографы тебе нравятся?

— У меня раньше был чёткий ответ на этот вопрос, но после обучения в школе стёрлись границы восприятия культурного поля. Я научился видеть смыслы даже в телешоу. Теперь я получаю практически одинаковое удовольствие от просмотра фильмов Алексея Германа и, например, телепередач Игоря Прокопенко «Военная тайна». И видится много красоты во всём этом. Даже когда идешь по улице — окружающее переполнено смыслами. Высокое и низкое теряет своё значение. Но если вернутся к конкретным именам, то основой для меня всегда было все же «классическое искусство». Это касается фотографии.Ли Фриледнер, Аркадий Шайхет, Борис Михайлов.

— Кирилл, как приятно слышать такое мнение в Воронеже! Обычно местные интеллигенты относятся критично к массовой культуре.

— У меня и с музыкой такие отношения. В последнее время с одинаковым удовольствием слушаю Шёнберга, Стравинского, Малера и «Шуру», «Гости из будущего», «Iowa». Думаю, даже рекламу можно смотреть и получать удовольствие. Естественно, я воспринимаю это все через ироническую призму поэзии, философии, как надстройку над базисом. А с другой стороны очень даже искренне все это пропускаю внутрь. С открытым сердцем. Возможно, видеть в первую очередь «смыслы» во всём меня научила Школа Родченко. Это отразилось и на моей фотографии. Я теперь даже не пытаюсь выстраивать композицию, просто чувствую «ситуацию», «смысл» или «отсутствие смысла» и фиксирую это.

z_d5589b65

— Потом обрабатываешь свои снимки?

— Стараюсь не обрабатывать, иногда кадрирую, или редактирую «кислые» цвета. Раньше я всё переводил в ч/б. Во время обучения мои фото стали цветными, но я их так же, как и раньше не обрабатываю.

— Почему часто героями твоих снимков становятся животные?

— Потому что меня притягивает абсурд. Его высокие концентрации содержатся в животных – котах, птицах. Их метафизическая самостоятельность – плевок презрительности в человека. Их мировоззрение – это лезвие, под которым действительность начинает сочиться «хаосом». В том числе и человек, и сами звери и вообще всё. В этом плане псы меня привлекают немного реже. Ведь они более усердны в соблюдении «человеческих» законов и смыслов.

сав

— Тебя выставляет Алексей Горбунов (галерея Х.Л.А.М). Как ты с ним познакомился?

— Я просто пришёл к нему работать в видеопрокат в 2009 году. Показывал иногда свои фотографии и тексты. Потом он мне сам в 2012 позвонил и попросил принести фото, которые я сейчас делаю. И мы сделали первую персональную выставку «Я люблю фотографировать». В 2013 была следующая выставка с названием «Фотографии».

— Что ты делаешь для своего продвижения?

— Я не прилагаю к этому каких-то целенаправленных усилий. С точки зрения построения художественной карьеры, я веду себя нелепо. Не «тусуюсь», как следствие – редко участвую в коллективных выставках.

21741776_1597205710329689_1473591662_n

— Недавно в Москве у тебя была выставка с одногруппницей Анастасии Лобановой «Реакция». Расскажи о ней.

— Это выставка в рамах учебного процесса. О веселой тяжести нюансов «сценария» жизни.
Может быть, о страхе и неизбежности выбора. Экзистенциальная такая история. В квадратном зале на стенах висят вперемешку мои и Настины фотографии районов Москвы, подверженных реновации. По всему периметру комнаты, к потолку подвешен полиэтилен и ты ходишь по узкому коридору между плёнкой и стеной, создаётся ощущение вечного ремонта. Лабиринт заканчивается тем, что зритель выходит в пространство середины комнаты, где на полу находится приоткрытый уличный люк, над ним одинокая лампочка висит и, наверное, приглашают человека попробовать сделать шаг в «неизвестное» темной густоты.

gn0JQfpaszc

Мнения о работах Кирилла Савельева

«Кирилл продолжает наследие Платонова»

Валерий Нистратов, фотограф, руководитель мастерской Документальная фотография в школе им А.Родченко:

— Я разрешаю студентам снимать и короткие видео, но преимущественно мы работаем с документальностью и повседневностью в фотографии. На последней студенческой выставке его фотография с собакой стала одной из самых главных и почти держала всю экспозицию. На мой взгляд, в работах Кирилла есть что-то самобытное и болезненное. Я считаю его продолжателем наследия Андрея Платонова, но уже в фотографии. Его главной особенностью является поиск незначительного и интересного в малом и особенное восприятие повседневности. Мне и самому это крайне близко, так как занимаюсь этим многие годы.

К сожалению, социальная фотография как искусство почти не продается в России, за исключением большой известности автора и других стечений обстоятельств. Такая фотография, которую делает Кирилл, зачастую больше привлекает иностранце, которым наша реальность порой более интересна чем нам. Были волны в начале девяностых, потом в середине нулевых, когда такая фотография неплохо продавалась, теперь опять застой. Видимо должна поменяться внешняя конъюнктура и возрасти внутренние риски, при которых покупать фотографию станет очень увлекательным и выгодным занятием.

AFINdMAn8EU

«Стиль Савельева называют фотографической средой»

Алексей Горбунов, директор галереи Х.Л.А.М.

— С 2014 года на одном стенде Cosmoscow разрешается выставлять не более двух художников. В этом году я предложил поучаствовать Николаю Алексееву и Кириллу Савельеву. Мы сделали с Кириллом разноформатную экспозицию, куда вошли 18 его работ. Параллельно мы подготовили и выпустили микротиражом для Амстердамской международной ярмарки фотокниг UNSEEN AMSTERDAM WESTERGASFABRIEK-2017 книгу Савельева «Я плыл, грёб руками». На Cosmoscow особых ожиданий у меня не было, однако на стенде все четыре дня было многолюдно. От работ Кирилла часто подолгу не отходили, всматривались, вчитывались в его сопровождающие микротексты. Некоторые иногда возвращались. Искусствоведы, которые водили многочисленные экскурсии по важным, на их взгляд, стендам ярмарки, на стенд галереи Х.Л.А.М. заходили всегда. Было интересно послушать независимые суждения и взгляды на нового (для экспертов-профессионалов) художника – Кирилла Савельева. Один из гидов-искусствоведов назвал стиль Савельева «фотографической средой», говорили о бунте против искусственности, о художественных образах большой силы. Все сходились в одном – это глубокое искусство и самая настоящая современная фотография. Люди справлялись о ценах, две работы купили. Например, сотрудник МСИ «Гараж» сказал, что повесит фотографию у себя в кабинете над столом.

Выставка «Ночь работает во мне» в галерее Камерного театра продлится до 30 сентября. Вход в арт-галерею Камерного театра свободный, время работы: со вторника по воскресенье с 12.00 до 17.00. После 17.00 вход открыт только для зрителей спектакля.

В материале представлены фотографии Кирилла Савельева.